Сегодня: г.

России нужен образ будущего, даже если он довольно страшный

России нужен образ будущего, даже если он довольно страшный

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Вновь вернусь к теме образа будущего. Какой может и должна быть Россия после произошедших событий? Позавчера президент Путин выступил с обращением, где много говорил о спецоперации и развязанной западом экономической войне. Учитывая сложившуюся терминологию, я бы назвал происходящее специальной экономической ситуацией, которую западный мир создал для России, применив к стране принципы культуры исключения.

Однако четкого ответа quo vadis Путин так и не дал, одновременно заклеймив «пятой колонной» и национал-предателями любителей устриц и фуа-гра и пообещав сохранить рыночную экономику, отказавшись от сползания страны в военный коммунизм. Таким образом, уже вроде бы прозвучало историческое «ешь ананасы, рябчиков жуй!», но баритоны еще не запели «весь мир насилья мы разрушим!»

Понятно, что просто так взять да и вернуться в СССР сходу не получится. Там распределительная система выстраивалась 70 лет, а мы живем в абсолютно западно-потребительской общественной модели. Поэтому качнуться влево можно только по сценарию Венесуэлы, чего не хотелось бы даже самым рьяным социалистам. При этом броситься открывать новый бизнес в сложившихся условиях мало кто захочет, уж больно все нестабильно на уровне базовых ценностей. Ведь любая современная коммерция, а сегодня она немыслима без соцсетей и маркетплейсов, по сути своей является «западной системой», а значит интересы этого «класса устриц» вступают в конфликт с интересом «класса гречки».

Понятно, что речь в данном случае идет и о поколенческом разрыве. Более 40% избирателей в России — пенсионеры, а вместе с бюджетниками это 60 млн граждан, т. е. почти половина страны. При этом находящаяся в меньшинстве молодежь в целом является сторонником западной системы ценностей, а 51% (как известно) — и вовсе активными сторонниками. Объявляя сегодня их ценности вне закона, этих людей придется либо сломить и перевоспитать, либо выдавить из страны. Тогда уже в самой ближайшей перспективе, если молодых, активных, думающих и имеющих свою позицию извести как класс, страна будет вынуждена столкнуться с дефицитом «рабочих голов».

Пока этого не произошло, а на новом «философском пароходе» уехали немногие, вопрос в том, к чему готовиться тем, кто остался. В нынешней системе неопределенности они будут демотивированы делать что-либо, так как сам смысл их существования сегодня туманен. Если кто-то ждет «новых 90-х» с их возможностями self-made, то они еще не наступили, так как сегодня государство гарантированно поддержит выживание среднего бизнеса, а не придорожные стартапы. Меры правительства для стимулирования сферы IT никак не пропорциональны тому уровню изоляции, который сегодня может окончательно добить этот сектор (если просто не на чем будет работать). Ну и в целом мы до сих пор даже не представляем всего того вороха проблем, который все еще не свалился на нас, но обязательно свалится уже в ближайшие полгода.

Поэтому образ будущего нужен, даже если он довольно страшный. Как писал Макс Фрай, в своих ранних книжках, «надежда — глупое чувство». Нет чувства более дурацкого, чем надежда, которое лишает нас не только воли, но и способности соображать. Однако России, впервые за много лет, уже надо бы начинать учиться этим заниматься, причем всем и без исключения.

 

 
Статья прочитана 13 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последний Твитт

Архив

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

eduard.add200@yandex.ru