Сегодня: г.

Минфин и Центробанк одновременно и подавляют, и ускоряют рост цен

Минфин и Центробанк одновременно и подавляют, и ускоряют рост цен

С этой недели Минфин переходит к почти рекордным закупкам валюты на внутреннем рынке в рамках бюджетного правила — за месяц будет приобретено для пополнения резервов около 7 млрд долл. Делается это в условиях, когда октябрьский показатель инфляции уже окрестили катастрофой: последний раз столь высокий рост цен в этом месяце наблюдался в России, по уточнению аналитиков, 14 лет назад. Сейчас инфляция в РФ в основном импортируется с внешних рынков, на которых рост цен тоже бьет рекорды десятилетия. Экспертное сообщество вступило в заочный спор с Центробанком (ЦБ) и Минфином, утверждая, что бюджетное правило вносит свой вклад в ускорение инфляции. Сам же Минфин полагает иначе: бюджетное правило вместе с мерами ЦБ поможет вернуться к целевому ориентиру.

Министерство финансов объявило, что в период с 9 ноября по 6 декабря совокупный объем средств, направляемых на покупку иностранной валюты и золота, составит около 518 млрд руб. Тем самым ведомство Антона Силуанова планирует при участии ЦБ купить на внутреннем рынке около 7 млрд долл.

Эта сумма складывается из двух компонентов. Во-первых, ожидаемый объем дополнительных нефтегазовых доходов федерального бюджета, связанный с превышением фактически сложившейся цены на нефть над базовым уровнем, прогнозируется в ноябре на уровне 410 млрд руб. Во-вторых, за октябрь, исходя из фактически полученных нефтегазовых доходов, Минфин, судя по его пояснениям, не добрал на рынке около 108 млрд руб., так как изначально его прогноз был скромнее. Объемы покупок валюты на внутреннем рынке теперь будут близки к рекордным.

«Больше было лишь в октябре-ноябре 2018 года, — обращает внимание аналитический канал Macro Markets Inside (MMI).— С начала года Минфин уже скупил в резервы более 28 млрд долл., а к 6 декабря эта цифра приблизится к 36 млрд долл. Это почти что втрое больше, чем было продано из Фонда национального благосостояния во время кризиса в апреле—декабре 2020-го».

Одновременно с этим годовая инфляция в России вышла на очередной антирекорд. По Росстатe, в октябре она превысила 8%, при этом продовольственная инфляция стала двузначной, составив почти 11%. За отдельно взятый октябрь инфляция составила более 1 против 0,6% месяцем ранее. «Октябрьская инфляция — это полная катастрофа, последний раз столь высокий рост цен в этом месяце мы наблюдали 14 лет назад», — сообщает в Telegram-канале MMI экономист банка Центрокредит Евгений Суворов.

Мировые цены тоже покоряют новые вершины. В октябре среднее значение Индекса продовольственных цен ФАО (Продовольственная и сельскохозяйственная Организация Объединенных Наций) увеличился на 31% в годовом выражении и достиг максимального уровня с лета 2011 года. Этот индекс отражает ежемесячное движение международных цен корзины продовольственных товаров, в которую входят мясо, молочные продукты, зерновые, растительные масла и сахар.

Несмотря на то что после максимального майского уровня инфляционные ожидания промпредприятий снизились, «промышленность пока не готова пойти на дальнейшее торможение роста своих цен», сообщил ранее по итогам конъюнктурных опросов Институт экономической политики им. Е.Т. Гайдара. Хотя последняя неделя благодаря небольшому замедлению роста цен дала экспертам надежду на то, что пик, возможно, пройден.

243-4-3-650.JPG
Покупка/продажа валюты Минфином в рамках бюджетного правила, в млрд долл.
Источник: MMI

Пока Минфин наращивает покупку валюты, экспертное сообщество ставит вопрос о том, какой вклад теперь, когда существенная часть инфляции в РФ «импортируется», вносит в ускорение роста цен бюджетное правило, которое давит на курс рубля.

«Только рубль поднимется чуть вверх даже на таких высоких котировках нефти — мы его сразу загоняем вниз, — пояснил в эфире „Эха Москвы“ бывший заместитель руководителя аппарата правительства, доцент экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Олег Буклемишев. — Мы начинаем покупать доллары, а раз покупаем доллары — рубль, естественно, обесценивается… Вот вам, пожалуйста, прилив инфляции, который мы тут же получаем за счет импорта. Потому что в розницу у нас до 40% доходит импортных товаров». Из чего можно сделать вывод, что если бы не ограничения для укрепления рубля, то и рост цен мог бы быть сейчас ниже.

«Предыдущую волну сырьевого суперцикла в начале 2010-х годов мы с точки зрения внутренней инфляции не заметили. Потому что действовал автоматический демпфер — курс рубля. Как только цены на сырье и энергию в мире взлетали, увеличивались валютные доходы экспортеров, рубль укреплялся и внутренние цены, посчитанные по экспортному паритету, но выраженные в рублях, практически не росли, — пояснил в интервью журналу „Эксперт“ директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв. — После введения в действие бюджетного правила в 2017 году мы жестко срезаем „избыток“ экспортных доходов в резервы. Теперь рубль практически отвязался от нефти, но тем самым мы убрали буфер между мировыми и внутренними ценами».

Напомним, новая версия бюджетного правила, предполагающая пополнение резервов в ущерб текущему финансированию за счет изъятия из экономики нефтегазовых доходов, условно признанных дополнительными, была введена в РФ в 2017-м, а в полную силу она заработала в 2019-м. Для сравнения: сейчас котировки нефти Brent близки к уровням, которые наблюдались, например, в сентябре-октябре 2018-го, тогда годовая инфляция в РФ составляла около 3,5%.

«Рублевые цены на нефть выросли на 60% с 2012 года, — сообщил „НГ“ аналитик компании „Фридом Финанс“ Александр Осин. — Высокие рублевые цены на нефть выгодны экспортерам и опосредованно бюджету РФ. Оборотная сторона такой ситуации — подверженность курса рубля шокам в случае ухудшения рыночной конъюнктуры».

«Бюджетное правило приводит к тому, что при увеличении нашего экспорта в денежном выражении спрос на рубль и соответственно его цена не растет, что не позволяет сглаживать инфляцию. Но бюджетное правило принято для другой задачи, и свою задачу оно решает. Это сохранение рентабельности сырьевого экспорта. Если цены на сырье растут, а рубль нет, то увеличиваются доходы сырьевых корпораций. И пока для нас главным в экономике будет экспорт сырья, бюджетное правило останется», — пояснил «НГ» гендиректор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев.

По оценкам руководителя департамента компании «Универ Капитал» Андрея Верникова, если бы не бюджетное правило, то «курс рубля к доллару сейчас был бы в районе 62–63, и инфляция была бы процента на полтора ниже на конец года по причине укрепления рубля».

Ожидаемо, что в Минфине и Центробанке ситуацию оценивают совершенно иначе.

«В законопроекте о бюджете мы предусмотрели нормализацию бюджета, которая совместно с нормализацией денежно-кредитной политики будет содействовать стабилизации инфляционных ожиданий и возвращению инфляции к целевому ориентиру — около 4% ежегодно», — сообщил ранее на парламентских слушаниях по проекту бюджета Антон Силуанов.
Такая нормализация, по его словам, подразумевает возврат с 2022 года к обычным параметрам бюджетных правил. Тем самым Минфин рассматривает бюджетное правило как один из сдерживающих инфляцию факторов.

Почти любая трактовка новостных сообщений о покупке Минфином валюты сводится к тому, что финансовые власти якобы целенаправленно играют против рубля, но это не так, пояснил директор департамента денежно-кредитной политики ЦБ Кирилл Тремасов в эфире канала Life And Invest. Бюджетное правило — прозрачный механизм балансировки, следует из его объяснений. Тремасов предложил представить, что нефтяные компании, получившие сверхдоходы, просто передали бы эти средства правительству в долларах — по сути, как считает он, с точки зрения объема валюты в экономике ничего бы не изменилось.

Источник

 
Статья прочитана 3 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последний Твитт

Архив

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

eduard.add200@yandex.ru