Сегодня: г.

Конфискуют ли доллары в России?

Конфискуют ли доллары в России?

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

До каких-то отчаянных мер по упразднению валютных накоплений граждан дело еще не дошло. Пока это лишь один из возможных сценариев.

Удивительно невыгодные для доллара и евро обменные курсы, а также намерения ввести плату за хранение валюты в банках заставляют россиян задать себе два вопроса:

1. Не готовят ли власти конфискацию, замораживание или принудительный обмен долларов и евро, размещенных на счетах и вкладах?

2. Можно ли надеяться, что хотя бы накопления в наличной валюте сохранят свою ценность?

Речь, конечно, не обо всех согражданах, а только о тех, кто, исходя из опыта последних трех десятилетий, вложился в валюту, надеясь, что это гарантирует сохранность накоплений. Таких в стране хоть и не большинство, но десятки миллионов.

Тем из них, кто еще не понял, следует осознать, что весь привычный постсоветский опыт был перечеркнут 24 февраля. И каких-то ясных, надежных и безопасных способов сохранить сбережения больше нет. Любое действие или бездействие — теперь всегда риск. Но в каждом конкретном случае полезно взвесить, насколько он велик.

В этом году пути наличной и безналичной валюты разошлись. Ввоз в Россию долларовых и евровых банкнот запрещен их эмитентами. Окольными путями они все равно притекают, но выдача больших сумм налом с российских счетов просто невозможна.

Ограничения — не прихоть начальства, а отражение реальности. Которая такова: на руках у граждан сейчас валюты примерно на 100 млрд в пересчете на доллары, и еще около $100 млрд на банковских счетах и вкладах. И дальнейшие судьбы нала и безнала в России сильно отличаются.

В отличие от реальных банкнот, лежащая в банках валюта виртуальна. Ее ценность зависит от решений американских и европейских эмитентов. Половина валютных резервов России ($300 млрд) уже ими заморожена, и очень возможно — будет конфискована.

Сегодня для их изъятия нет юридических процедур, но завтра они могут появиться. Например, в виде согласия принимать иски Украины о возмещении ущерба. Сетования на то, что замораживания и конфискации — это разрушение миропорядка и попрание прав собственности, не учитывают, что в военное время изъятие у противника любых активов является совершенно обычным делом.

Чем больше отношения России с Западом напоминают войну, тем вероятнее целенаправленные удары и по остальным банковским накоплениям российских юридических и физических лиц, где бы их счета и вклады ни находились. Объявить фантиками наличную валюту на руках у россиян, видимо, не получится. А вот обнулить долларовые и евровые вклады, даже и упрятанные, допустим, в Народном банке Китая, технически возможно, хотя и требует от эмитентов больших организационных усилий и политических жертв.

Это, подчеркну, крайний сценарий. До него пока далеко. Но уже и сейчас российские банки, включая Сбер, отключаемые от SWIFТа, лишенные возможности зарабатывать на валюте и вообще не уверенные в своей способности выполнить валютные обязательства перед российскими держателями, пытаются подтолкнуть их к переводу долларовых и евровых счетов в какие-то другие, в первую очередь рублевые.

Отсюда и вводимые комиссии за хранение валюты. Для частных валютовладельцев драматизм ситуации — в невозможности снять со счетов крупные валютные суммы налом, а также в явно невыгодном обменном курсе.

Представления о том, что этот курс — продукт происков начальства, хоть и общеприняты, но неверны. Все последние недели финансовые власти пытаются снизить курс рубля. На это нацелено все, что они делают: резкое уменьшение ключевой ставки, отказ от обязательной продажи валютной выручки экспортерами, разрешение физлицам переводить за рубеж до $150 тыс. Другое дело, что экспортеры в любом случае вынуждены продавать большую часть своей валютной выручки, чтобы рассчитаться по налогам, а эвакуировать валютные накопления за границу у россиян из-за санкций возможностей довольно мало.

В санкционную эпоху привычные приемы воздействия на курс перестали работать. Поэтому рубль и крепок как скала. Но власти искренне стараются его удешевить. И Центробанк даже в осторожных выражениях осудил введение банковских комиссий по уже существующим валютным счетам. Это, видимо, значит, что в ближайшей перспективе главный хранитель валюты — Сбер — их все же не введет.

Ведь надо учесть, что меры, нацеленные на немедленное повсеместное упразднение долларовых и евровых счетов и вкладов (путем, например, подталкивания к дешевому обмену на рубли), не в интересах властей. Это ударит довольно по многим гражданам, и притом самым наглядным для них образом, а система продолжает изображать видимость заботы о народе.

Но если припрет, то начальство мгновенно развернется на 180 градусов и заставит вкладчиков расстаться с долларами и евро, навязав им что-то подешевле и похуже. Категорического запрета на конфискационные обмены больше нет.

На сегодняшний день большинство экспертов не считают этот сценарий основным. Предполагают, что в ближайшие месяцы рубль даже ослабнет. Такое и в самом деле возможно, если более или менее заработают серые импортные схемы, обходные механизмы валютных расчетов и прочие вещи, в которых раньше не было нужды.

Но если с этим не сложится, а эмитенты западных валют продолжат завинчивание гаек, то сценарий принудительной дедолларизации сам собой станет основным. С возможностью обменять на рубли, а если китайцы разрешат — то и на юани. И в любом случае — с серьезным ущербом для держателей. Впрочем, обладатели небольших накоплений пострадают меньше, потолок выдачи наличных (до $10 тыс), видимо, сохранят, и главный удар примут на себя те, кто побогаче.

С другими чувствами смотрят на события обладатели валютной наличности. Осторожность и консерватизм, которые помешали им отнести накопления в банки, вроде бы себя оправдали. Однако и тут есть риски. Самый очевидный — инфляция доллара и евро. Ничего похожего в постсоветские десятилетия с главными западными валютами не было. Накопления дешевеют.

Но более весомый фактор даже не это, а изменение роли наличной валюты в закрывающейся от мира России. В советское время неформальный валютный курс определялся на черном рынке соотношением массы нелегально ввезенных в страну долларов и массы нелегально же продаваемых западных шмоток.

К чему-то похожему дело идет и сейчас. Предсказать курс, который сложится в таких условиях, невозможно. Он может оказаться весьма выгодным для долларовых и евровых держателей, но никаких гарантий нет. Впрочем, такое сегодня во всем. Любители приключений на всех участках взяли верх над любителями гарантий.

 
Статья прочитана 1 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последний Твитт

Архив

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

eduard.add200@yandex.ru